Get Adobe Flash player

Задачам хирургического обезболи­вания

Но те повышенные требования к, которые уместны и осуществимы в мирной обстановке, не услож­нят ли они без крайней надобности и без того трудную проблему военной хирургии? Вот упрек, который не преминут сделать те, для кого задача анестезии исчерпывается тем, что раненый или заснул под маской, или позволил докончить операцию, начатую под местной анестезией. «К чему такой „люкс” персонала и методов, если один-два ходовых анестетика — эфир или хлорэтил, например, позволят провести любой наркоз в армии?». «Они, конечно, не позволят этого без вреда во всех случаях», отве­чает на это Робер Моно. «Мы, хирурги, лицом к лицу с раненым, изве­давшим уже риск боевого огня, обязаны отвратить от него в меру воз­можного дополнительный хирургический риск, который столь часто в полевой хирургии в еще большей мере, чем в гражданской практике определяется риском анестезии Это нужно делать будь то отбором персонала, будь то обновленным снабжением, будь то улучшенным тех­ническим оборудованием. Возьмем же на себя заботу и доброе желание предвидеть и организовать практическое обезболивание в армии, претво­ряя в жизнь добытое прогрессом и уделяя этому вопросу то внимание, которого он заслуживает Цитированная выше обширная дискуссия  выражает мнения фран­цузских хирургов, основанные на громадном личном опыте каждого из них в прошлую мировую войну 1914—1918 гг. Тревожные ожидания в течение осени 1939 г. и зимних месяцев 1940 г. воскресили в памяти и сознании большинства этих ветеранов да­лекое прошлое, давно пережитые заботы. В грядущих событиях им ри­совалась хирургия военных ран на основе долголетнего опыта окопной войны в прекрасно оборудованных неподвижных госпиталях. Или им вспоминались солнечные дни сентября—октября 1918 г., когда союзные ар­мии непрерывно наступали и гнали разбитых немцев обратно к Рейну