Get Adobe Flash player

Военная хирургия

Так, например, одни хирурги, оперируя под местной анестезией, рас­ценивают сохраненное сознание больного как достоинство этого метода, а другие выдвигают это обстоятельство как один из главных его недостат ков, ибо большинство пациентов предпочло бы «не присутствовать на собственной операции» порой в течение больше часа. Только одному этому признаку даются противоположные оценки. Можно ли их примирить? Думается — да. Мое мнение: если по характеру болезни, состоянию больного и роду операции местная анестезия пред­почтительнее всех других методов по своей безвредности, в то время как другие способы могут ухудшить обстановку операции и грозят особыми осложнениями, — с сохраненным сознанием больного и даже его просьбой об      усыплении можно не считаться. Такие случаи нередки. Зато весьма многочисленны примеры, К01да общий наркоз в той или иной форме не представляет ни угрозы для здоровья больного, ни помехи для производ­ства операции. Какое же тогда основание терзать психику больного и отказать ему в естественном и законном желании? Вывод тот, что выше­изложенное противоречие взглядов на установленный факт легко устра­няется, если только не стремиться каждый такой факт возводить на сте­пень «принципа». Ведь подобные стремления легко могут повести к своей противоположности, т. е. к беспринципности, когда одни, сделавши из ме­тода догму, сквозь нее не видят живого, да еще больного или тяжело раненого человека, а другие в своих сердобольных заботах о пережива­ниях пациента недоучтут тяжких последствий противопоказанного нар­коза