Get Adobe Flash player

Трудность проблемы химической стерилизации инфицированной ра­ны

Она была осознана давно, еще со времен Луи Пастера и Джозефа Листе­ра. Гениальный автор и основоположник антисептики в хирургии с самого начала своих работ понимал трудность отыскать такое средство, которое, убивая микробов, щадило бы ткани в достаточной степени. Если взять на себя груд перечитать многочисленные работы Листера за десят­ки лет его непрестанных исканий средства, могущего заменить собой кар­болку, становится совершенно ясным, что проблема тканевых антисепти­ков не только была очень подробно и широко изучена, но что год от года безнадежность этой задачи выявлялась все убедительней. И чем глубже и разносторонней изучались процессы взаимоотношений различных ми­кробов и их токсинов, с одной стороны, и всего комплекса факторов защиты живого организма — с другой, тем все больше и больше сомнений закрадывалось в мысль, что идеальное антисептическое средство может быть когда-либо найдено. А когда задача профилактики и борьба с ра­невой инфекцией была столь блестяще разрешена путем иссечений по Годье-Лемэтру, то мечты о химических раневых антисептиках в значи­тельной мере потеряли свою актуальность. И действительно, у многих хирургов моего поколения, уже испытавших столько различных средств и методов обеззараживания ран и переживших столько ярких надежд и горьких разочарований, ныне выработались и инстинктивная насторожен­ность, и даже недоверие по отношению к любому новому химическому антисептику, долженствующему открыть своим появлениеагошпъ «эпоху».

Так н теперь: не суждено ли кратковременному увлечению сменить­ся очередным крушением надежд и несбыточных мечтаний? Ведь и суль­фамиды имеют своим родоначальником в терапии именно краску — азо­краску хризоидин, нз которой в 1932 г. приготовили Prontosil rubrum, т. е. красный стрептоцид. Все это верно, но на этот раз о самого начала дело развертывалось иначе, чем со всеми прежними Красками,- которые изобретались и применялись как раневые гнтиспетики