Get Adobe Flash player

Предварительная и последую­щая сульфамидотерапия

Итак, ни хирургическое иссечение, ни не в состоянии полностью ликвидировать ра­невую инфекцию внутри огнестрельных переломов. Надо быть готовым к некоторой степени нагноительного процесса в ране и небольшой сек­вестрации оставшихся костных отломков. А, следовательно, встают две задачи: Первая задача, т. е. надлежащий раневой отток, обеспечивается воронкообразной формой производящегося хирургического иссечения ран с широким окном в плотных поверхностных фасциях. Основание ворон* ки надо по возможности отодвигать к задним, отлогим отделам конеч­ностей. Если направление ранения и хирургическое иссечение этой раны не могут обеспечить хорошего последующего оттока раневого секрета, то надо обязательно сразу же сделать широкую контрапертуру, могущую в полной мере и длительно служить отводом для гнойного отделяемого из глубины раны. Вторая задача сводится к тому, чтобы сочетать восстановление целости, длины и формы раздробленной кости, т. е. репозицию и им­мобилизацию, с наиболее совершенными условиями лечения самой гноящейся раны. Эта вторая задача ныне имеет достаточно удовлетвори­тельное решение. Споры о преимуществах так называемого функционального лече­ния переломов постоянным вытяжением по сравнению с лечением иммобилизирующими гипсовыми повязками должны быть покончены. И тот, и другой методы имеют долгие десятилетия настойчивого, осмысленного испытания. Оба метода оказались хороши, порой не­заменимы. Но истекшее время внесло две существенные поправки в ос­новные «догмы» того и другого из конкурировавших методов. При всем совершенстве репозиции, достигаемой постоянным скелетным вытяжением, никак не удается достичь достаточной им­мобилизации на живом человеке, которого невозможно держать в полной неподвижности неделями. А это не только удлиняет сроки лечения, но и портит качество результатов