Get Adobe Flash player

Огнестрель­ные переломы

Я пишу это не в осуждение авторов и адептов этих антисептиков и тем менее по адресу тех мобилизованных в армию врачей, которые приме­няют эти средства. Не так плохи эти лекарства и эмульсии сами по се­бе, как способы их применения. Ведь если бы все эти раны и были раскрыты достаточно и затампонированы широко па типу, например, Микулича, то результаты были бы несравненно лучше, независимо от того, смачивать эти тампоны чем-нибудь антисептические или нет. Беда в том, что все эти прославленные антисептики гипнотизируют врачей, ставших хирургами в силу военных обстоятельств, вселяя в них если не веру, то надежду, что эти лекарства смогут сделать то, чего сами врачи не умеют или не решаются сделать ножом. И тяжело подумать, что и стрептоцид, может быть, ждет такая же участь. Как бы но вооб­разили, что присыпание стрептоцидом может само по себе остановить ин­фекцию! Еще раз повторяю: ни один из сульфамидов этого сделать не в состоянии. Раны необходимо стерилизовать ножом, т. е. полным, тщатель­ным иссечением их. А как быть, если раненых с переломами ног долго нельзя было выне­сти из линии огня и когда даже первую хирургическую помощь они мо­гут получить лишь при уже явно развившейся в ране инфекции? Что ре­комендовать делать с ранеными, прибывающими не оперированными на 3—5—8-й день с сильно гноящимися переломами и выраженными при­знаками общей инфекции? Им делают широкие разрезы, контрапертуры, удаление инородных тел и свободных костных отломков. А потом? Потом одни тампонируют раны, смачивая марлю каждый своей излюбленной жидкостью; другие вставляют трубчатые дренажи, третьи устанавливают постоянное ороше­ние целебными растворами; четвертые уповают на усиленный раневой от­ток, для чего повязки кладут либо пропитанными гипертоническими рас­творами, либо даже присыпают раны сахарным песком