Get Adobe Flash player

Недостаточная глубина наркоза

За раненый может заплатить тяжелым послеоперационным шоком, исход которого бывает иногда ле­тальным даже через много часов вопреки энергичным оживляющим ме­роприятиям. За передозировку хлороформа расплата бывает тут же, на операционном столе. При эфирном наркозе у неопытного наркотизатора раненый плохо спит и мешает оперировать. При хлороформе раненый за­снет обязательно, но может не проснуться.

Повторяю, легкость хлорофомного усыпления — вещь обманчивая. Бесспорно то, что не нужна почти никакая аппаратура: наркотизировать можно через носовой платок, кусок марли, даже без всякой маски — из ампулы, капельницы или простого пузырька мимо пробки, лишь бы не вызвать ожога носа, губ и век хлороформом; чтобы этого не случилось, их надо предварительно смазать жиром. Сам хлороформ не горит и не взрывается, допуская операции, где угодно, хотя бы в подземном блиндаже при зажженных свечах. Упаковка ^го удобна и портативна. Многие из перечисленных свойств хлороформа настолько соблазни­тельны для военной обстановки, что выключать его вовсе из арсенала военных анестетиков пока нельзя. В руках опытных наркотизаторов при­менение хлороформа даже в чистом виде сможет иногда оказаться удоб­ным выходом в трудной боевой обстановке. Для менее квалифицирован­ных наркотизаторов он облегчит ведение ингаляционных наркозов в ка­честве компонента наркозных смесей, о которых я скажу ниже. Он редко фигурирует в наркозных отчетах, будь то военных или гражданских, непонятно почему. Его чаще применяют для «заморажива­ния» флегмон или гнойных тендовагинитов, расходуя ампулу за ампу­лой; это относительно дорогое средство. Было бы гораздо лучше потра­тить половину ампулы каплями или струей на маску и хорошенько вскрыть флегмону под этим отличным наркозом, чем полоснуть кое-как кое-где промерзшую воспаленную кожу под крики больного