Get Adobe Flash player

Мышцы с поверхности

Раненые поступают в шинах или лонгетах с пометкой «обработан». При осмотре раны отмечается, что, несмотря на то что со времени опе­рации прошло уже 3—4 дня, наружный вид раны хороший: кожа ис­сечена широко, часто даже слишком щедро; тоже иссечены и внешний вид их хороший. Глядя на свежий вид раны, мы накладывали гипсовые глухие повязки, а через несколько дней, вслед­ствие плохого течения и высокой температуры, приходилось гипс снять и ревизовать внутренность раны. Оказывалось, что, кроме иссечения краев кожи и поверхностного слоя мышц, операция в сущности и не произ­водилась; внутри раны во множестве лежали совершенно свободные костные отломки, разбитые и изорванные мышцы и фасции, осколки снарядов и даже порой куски суконной и ватной одежды. Другие группы раненых к нам поступали тоже на 3—4-й день с пометкой «сделано только рассечение раны». Иногда мы знали даже и мотивировку такого образа действий: «Нельзя хорошенько иссекать все раны в дни массового наплыва раненых, когда одних переломов бедер поступало свыше 30 в сутки». Нередко такие раненые с одними лишь «рассечениями» прибывали к нам в шинах Томаса или Дитерихса в хорошем общем состоянии. А глядя на свежий внешний вид этих «рас­сеченных» ран, мы клали гипс без дополнительной операции. Неизмен­ные неудачи! Поголовно всем пришлось снимать гипсовые повязки вскоре же, подвергать пальцевой ревизии и почти всех оперировать дополни­тельно. Ныне мы не доверяем ни свежему виду иссеченных краев кожи и наружных фасций и мышц, ни благоприятному впечатлению, производимому поверхностью рассеченной раны. Перед глухим гипсованием ра­ны надо ревизовать внутри всех поголовно, и чаще всего придется опе­рацию делать почти всю заново