Get Adobe Flash player

Изменение в миокарде и паренхиматозных органах

По всей справедливости он полностью исключен из практики опера­ционных мирного времени. Его высокая токсичность и свойство вы­зывать непоправимые делают его применение в современной клинической практике почти что недопустимым. «Коварство» хлороформа состоит еще и в том, что в от­личие от эфира широта его наркотического диапазона весьма незначи­тельна. При эфирном наркозе у неопытного наркотизатора раненый будет «спать недостаточно глубоко или перенесет непомерное воз­буждение. Только при значительной передозировке, а главное, вследствие недостачи кислорода, наступит асфиксия, с которой можно вовремя и легко справиться. Отравить эфиром до смерти почти невозможно. Не­счастье может случиться только вследствие асфиксии, и это было бы следствием элементарного недосмотра. Иное дело с хлороформом. Граница наркотической концентра­ции хлороформа в крови чрезвычайно близка к токсической, и в последнем случае катастрофа наступает быстро, неожиданно и часто бы­вает непоправима. Центральный паралич дыхания при этом сочетается с поражением сосудистых центров и остановкой отравленного сердца. Сказанное должно служить серьезнейшей оговоркой справедливого суждения, что засыпают раненые под хлороформной маской в общем лег­ко, гораздо легче и быстрее, чем при эфирном наркозе. Зато бдительность наркотизатора при хлороформном наркозе должна быть особо напря­женной. Задача не в том, чтобы раненый заснул быстро и без возбуждения, а в том, чтобы безопасно и без тяжелого отравления обеспечить глубокий хирургический наркоз, дабы можно было безнаказанно провести все по­требные оперативные манипуляции даже на таких чувствительных орга­нах, как нервные стволы, надкостница, париетальная брюшина и бры­жейка