Get Adobe Flash player

Динамика флоры в мазках и посевах

Довольно часто не соответство­вала бесспорной клинической оценке вида и течению самой раны. Все яснее и все настойчивей выявлялось, что бактериологический индикатор ни на одной из фаз раневого процесса не является самодовлеющим, а тем более решающим фактором, и что в лучшем случае характер и динамика раневой флоры служат подспорьем для суждения о ходе заживления на­ряду со многими другими клиническими и лабораторными признаками. Но истекшая четверть века принесла много весьма ценных научных данных в изучении тех тонких сторон раневого процесса, которые в пе­риод прошлой империалистической войны почти не изучались. Я имею в виду биохимию раневых изменений и сложные процессы протеолиза в гибнущих клетках и тканях. Эти ценные исследования создали новую дополнительную научную базу для тех хирургических иссечений, кото­рые были и оставались единственным и неоспоримым методом выбора при лечении ран. Вместе с тем эти работы доказали лишний раз всю без­надежность поисков антисептических средств, способных сами по себе уничтожать микробов в ране. Серия работ, изучающих биохимию раневых процессов, открывается исследованиями проф. С. С. Гирголава и его школы (Верещинский, Наза­ров, Самарин), доложенными на XVI съезде российских хирургов в 192,4 г. В них ясно доказана роль неизбежного местного ацидоза, разви­вающегося в ране с первых часов, и степень и характер влияний такого изменения pH на «пассивную» зону раневых элементов и на прилегающие жизнеспособные ткани. Эти выдающиеся работы Гирголава полностью подтверждены последующими исследованиями Газа, Бранди и Родэ и продолжены Фонтеном, Юнгом и Мельнотом