Get Adobe Flash player

Брюшная полость непоправимых разрушений

Я ограничиваю свою задачу размышлениями о тех раненных в жи­вот, которые доставлены более или менее своевременно, оперированы умелым хирургом, выполнившим все, что следует, и не оставившим в. Пусть это будет, например, случай ранения тонкой кишки в 3—5 местах пу­лей или небольшим осколком, или же вместо этого имеются одна-две рваные раны тонкой кишки, но без повреждения брыжейки, без забрюшинной гемато’мы и без большой кровопотери. Раненый — молодой, оперирован через 6—8 часов после ране­ния, в сносном состоянии, но при уже явно выраженных явлениях начавшегося пе­ритонита. Имевшиеся повреждения кишок надлежащим образом зашиты, брюшная полость бережно, но в достаточной степени очищена и осушена, живот зашит на­глухо, разумеется, кроме кожи. Во избежание нагноения и эвентрации узловатые швы на апоневрозе оставляют съемными; несрезанные концы нитей выводят меж­ду краями кожи, а всю линию швов густо засыпают белым стрептоцидом. Что угрожает такому раненому и что можно сделать Я не стану задерживаться на очень важных, но достаточно обще’ известных вопросах, как компенсация имевшейся кровопотери трансфу­зиями крови, на борьбе с острой сердечной слабостью и на мерах про­филактики и лечения пневмоний. Перейду к главной опасности, к основ­ной причине гибели таких раненых — перитониту. Что можно сделать во время операции и в послеоперационном пе­риоде дополнительно к главным этапам операции:  зашивание

раневых отверстий или частичной краевой или клиновидной резекции? Для того чтобы наметить возможные конкретные мероприятия, надо ясно представить себе тот заколдованный круг, который образуется ил цепи патологических состояний при прогрессирующем раневом пери­тоните